Историческая серия
ГРАФ ВОРОНЦОВ
В истории России немало талантливых деятелей. Не всегда их биография и поступки однозначно оцениваются потомками. Одним из редких исключений является судьба графа, а позднее светлейшего князя Михаила Семёновича Воронцова, которую можно назвать истинным образцом человеческого патриотизма и эффективности.
«Обладая в высшей степени всеми качествами, всеми данными, чтобы покорять сердца или просто нравиться, которые всем хорошо известны, граф Михаил Семёнович соединял с ними еще и те, которые в России подкупают все симпатии и всегда пленяют…»
К. К. Бенкендорф
Обладатель 11 российских и 14 иностранных орденов, генерал-фельдмаршал, герой Отечественной войны, новороссийский генерал-губернатор и наместник Бессарабской области, кавказский наместник – за что бы ни брался Воронцов, всё у него получалось отменно. Он был сторонником культурного и научного развития присоединенных к России регионов и оказал значительное влияние на становление в них сельского хозяйства и промышленности. А государственных деятелей, которые приложили бы столько же усилий к распространению виноградарства и виноделия в России, как Михаил Семёнович, пожалуй, и не найти.

В чём секрет таланта и деятельного характера этого неординарного человека? Возможно, всё дело в правильном воспитании искренней преданности Родине и своему делу, которое обеспечил ему отец.

Воронцов-младший родился в 1782 году в Санкт-Петербурге, но большую часть детства и юности провёл в Лондоне, где служил его отец. Воронцов-старший поставил перед собой задачу всестороннего интеллектуального и культурного развития сына: Михаил изучал множество наук и прикладных дисциплин, освоил несколько языков, занимался музыкой.

В Россию он вернулся в 1801 году, когда новым императором стал Александр I, и принял решение делать военную карьеру. На этой стезе он быстро стал успешен. Уже с 1803 года участвовал в реальных сражениях на Кавказе, в ходе одного из которых чуть не погиб. Получал одно новое звание за другим, был удостоен ряда почётных орденов и наград.

Ярко проявил себя в ходе Отечественной войны, большую часть которой провёл в составе армии Багратиона. О его человеческих качествах свидетельствует один любопытный факт того времени. Когда граф прибыл в свой дом в Москве, к нему были доставлены телеги из имения в Андреевском, чтобы вывезти туда семейные ценности. Так поступали многие дворяне, чтобы сберечь своё имущество в случае взятия города Наполеоном. Но Воронцов решил иначе: он распорядился загрузить телеги ранеными, коих тогда в Москве было множество, и отправил их в свою усадьбу для лечения и проживания. В течение нескольких месяцев он за свой счёт содержал временных жильцов имения, которых насчитывалось до 500 человек.

В 1814 году граф вновь участвовал в боевых действиях, а в 1815-1818 гг. командовал оккупационным корпусом во Франции и представлял Россию на Ахенском конгрессе. Ещё одно интересное событие того периода, характеризующее его новаторское отношение к вопросам управления: по его инициативе были введены в действие новые правила субординации между солдатами и офицерами, предполагающие большее, чем раньше, равноправие и защиту низших чинов. Не всем представителям офицерских кругов это пришлось по душе, и Воронцов чуть не попал в отставку. Но император его не отпустил.

А с 1823 года открывается новая, мирная страница его жизни и вместе с ней – судьбы российского Крыма: в этом году он вступил в должность генерал-губернатора Новороссийского края и наместника Бессарабии. С этой датой можно связать и начало активного и целенаправленного развития винодельческой промышленности на полуострове, которая, несмотря на некоторые успехи, достигнутые к этому моменту, до Воронцова всё же оставалась в зачаточном состоянии.

Михаил Семёнович быстро оценил перспективность садоводчества и виноделия на юге Крымского полуострова. Уже в 1823 году он раздал 200 десятин земли по южному побережью вокруг Ялты с условием разведения на них садов и виноградников.

При этом он отлично понимал, что отсутствие дорог в эту часть Крыма отрезает её от остальной территории и препятствует дальнейшему развитию. Поэтому он активно занялся решением данной задачи: к 1826 году была построена шоссейная дорога из Симферополя в Алушту, к 1837 году – южнобережное шоссе.

Воронцов скупил обширные земли на южном побережье, занялся устройством имений – Алупки, Гурзуфа, Массандры, Ай-Данили – для высадки в них виноградных садов и производства вин. Именно Воронцова считают первооткрывателем идеи о том, что в южном Крыму лучше всего получаются крепленые и десертные вина. При нём в Массандре стали появляться существующие и поныне сорта крымских портвейнов, хереса, мадеры. В Ай-Данили был устроен первый в Крыму винный погреб. Кроме того, в своем имении граф организовал небольшое опытное производство, куда приглашал европейских мастеров, а также первый подвал для хранения и многолетней выдержки вин. Считается, что именно результаты этих экспериментов в последующем позволили создавать самые известные крымские вина.

В ближайшие годы на южном побережье было высажено более 4 миллионов лоз лучших французских, рейнских, испанских и греческих сортов. Своей деятельностью Воронцов подавал отличный пример другим русским дворянам. Если в 1823 году на юге полуострова было всего около 5 русских помещиков, то в 1837 их насчитывалось уже 105, включая многих видных аристократов и даже императрицу Елизавету Алексеевну. Помимо этого, появлялись общественные виноградники и плантации.

Удовлетворённый первыми результатами, граф осенью 1825 уговорил Александра 1 посетить Крым. Император согласился и посетил множество городов и имений полуострова.

Воронцов был хорошим политиком и прекрасно осознавал важность императорской поддержки для успешного развития дела. Благодаря его усилиям, в 1828 году вышел указ Николая I о выделении ежегодных субсидий садовладельцам в размере 10 000 рублей, а также даровой раздаче ненужных земель казённых и военных поселений для разведения фруктовых и виноградных садов. Более того, их владельцы освобождались на 10 лет от налога при условии целевого использования земель. С 1830 года частным лицам выделялись и участки императорского Никитского сада.

В 1828 году по инициативе Михаила Семёновича в Никитском саду были заложены Магарачский виноградник и Магарачское заведение виноградарства и виноделия. Для их успешного функционирования генерал-губернатор ежегодно ассигновал 5 000 рублей. Впоследствии эта сумма выросла за счёт прибыли от продаж магарачских вин.

Под руководством директора Никитского сада Н.А. Гартвиса здесь, помимо опытных высадок винограда и экспериментов по выделке вина, был создан новый центр обучения мастеров винного дела, куда начали принимать на 15-летнюю учёбу и службу подростков из воспитательных домов. Вскоре здесь возникли и высшие винодельческие курсы.

Всего через 4 года с даты основания учреждения из него было направлено в другие регионы страны 6,5 тысяч лоз ценных сортов. Позднее Магарач очень активно снабжал лозами Кавказ, Закавказье и Бессарабию: только за период с 1846 по 1853 туда было вывезено около 650 тысяч лоз.

Следующим толчком к увеличению значения крымского виноделия послужило строительство морского порта в Ялте, которое началось по указу императора в 1832 году, а также прокладка шоссе между Алуштой и Ялтой и далее до Севастополя. Это означало связь всего южного побережья полуострова как с иными его территориями, так и с другими регионами страны и, как следствие, возможность поставки в них крымских вин. С этой же целью Воронцов способствовал развитию на полуострове пароходства, а также началу морского сообщения между черноморскими и азовскими портами.

1830-1840-е годы стали очень плодотворными для крымской винодельческой промышленности, её масштабы неуклонно росли. В 1832 году здесь насчитывалось около 1 200 виноградных садов, в которых произрастало 5,8 миллионов лоз, дававших почти 500 000 вёдер в год (6 миллионов литров). А уже к концу 1834 года общее количество лоз увеличилось до 7,4 миллионов. В этот период виноградники распространялись и на новые территории полуострова: окрестности Феодосии, Керчи, Симферополя, Севастополя и Инкермана, степные уезды и т.д.

В результате в 1839 году на крымских землях насчитывалось уже 12 миллионов кустов винограда, а в 1848 году – 35,5 миллионов, из которых получалось около 822 тысяч вёдер (более 10 миллионов литров) вина ежегодно, динамика ошеломляющая. Увеличивалась и площадь виноградников, и их производительность. Кроме того, стремительными темпами росло не только количество производимых вин, но и их качество, которое достигалось благодаря целенаправленной селекционной работе.

Высокое качество воронцовских вин оценил император Николай I, посетивший Крым в 1837 году. Вот воспоминания одного из свидетелей данного визита: «На большом столе разложено было более 30-ти сортов разноцветного винограда и почти столько же было поставлено бутылок разного вина. Государь попробовал мускатного вина».

На выставке в 1846 году лучшими были признаны напитки из Алупки, Массандры и Ай-Данили, причём, что неудивительно, из владений Михаила Семёновича. А Массандру некоторые современники называли «стороной лучших крымских вин».

В 1844 году Воронцов был назначен наместником на Кавказе (сохранив за собой должность новороссийского и бессарабского генерал-губернатора). Михаил Семёнович со свойственным ему энтузиазмом приступил к работе и уделил много внимания развитию виноградарства и виноделия на новой вверенной ему территории.

Он позаботился о том, чтобы из Крыма и Европы сюда доставили достаточное количество виноградных лоз, которые были распределены по Новороссийску, Геленджику, а также другим населенным пунктам Кавказа: за период с 1846 по 1850 год было роздано около 680 000 черенков. Идея заключалась в том, чтобы заменить местные грубые сорта винограда более изысканными, полученными в результате селекционной работы.

Кроме того, Воронцов отметил, что культура виноградарства и виноделия в регионе требует качественного повышения, поэтому в первые же годы своего наместничества он организовал открытие в разных частях Кавказа около двадцати казённых рассадников (два из которых – в Грузии), где местные жители могли научиться правильным приемам обработки растений, а также бесплатно или по очень низкой цене получить виноградные лозы, саженцы фруктовых деревьев и другие ценные культуры для своих хозяйств. Для управления этими заведениями были приглашены опытные садовники из других регионов, а здешнюю молодежь наоборот отправляли на обучение в Крым (в Магарчское училище) и Бессарабию.

В 1845 году по инициативе Воронцова возникло Кавказское общество сельского хозяйства, основной задачей которого являлось содействие распространению знаний и умений об эффективных методах ведения сельскохозяйственной деятельности. В Кутаисской губернии при поддержке наместника было открыто несколько образцовых садов, в том числе с виноградниками на их территории. В предместье Тифлиса появилась опытная ферма.

Михаил Семёнович на протяжении всей своей карьеры продолжал оказывать активную поддержку винодельческой промышленности, которая заключалась и в грамотных административных решениях, и в мудрой политической тактике, и в провидческом понимании необходимости освоения новых территорий для расширения сети виноградных садов, и в стабильных финансовых вложениях, которых он добивался от императора и богатых лиц государства, и в формировании в русском обществе собственной винной культуры и образовательных стандартов.

Невероятно энергичный, Михаил Семёнович пробыл на должности генерал-губернатора Новороссии и наместника Кавказа вплоть до своего выхода в отставку в 1854 году, а одновременно являлся главнокомандующим кавказскими войсками и неоднократно принимал участие в военных кампаниях России. Не случайно в день коронации Александра II в 1956 году ему было пожаловано звание генерал-фельдмаршала. Память об этом ярком и талантливом человеке непременно должна сохраниться в качестве одной из замечательных страниц нашей истории.

Made on
Tilda