Историческая серия
Барон Штенгель
КРУПНЫЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ, БАРОН, СОЗДАТЕЛЬ УНИКАЛЬНОГО ПРОМЫШЛЕННО-СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО КОМПЛЕКСА «ХУТОРОК» НА КУБАНИ.

ШТЕЙНГЕЛЬ
ВЛАДИМИР
РУДОЛЬФОВИЧ



Имя барона Владимира Рудольфовича Штейнгеля (1871-1927), землевладельца, инженера и предпринимателя, имеет важное значение в истории российского виноделия. Его вклад в эту отрасль очень ценен и масштабен, равно как и его активная деятельность по развитию сельского хозяйства черноморского региона в целом.

Надо сказать, что в обрусевшем дворянском роде баронов Штейнгелей, пребывавших на русской службе с начала XVIII века, было немало интересных личностей: полководцев, политиков, финансистов, декабристов и др. Но именно во второй половине XIX века представители этой фамилии стали активно заниматься хозяйствованием и предпринимательством.

Так, отец Владимира, Рудольф Васильевич Штейнгель (1841–1892), стал известным в России строителем-железнодорожником, выдающимся инженером путей сообщения, которому было поручено строительство Ростово-Владикавказской железной дороги, включая её Новороссийскую ветвь, а также устройство коммерческого порта в Новороссийске. С этими задачами он блестяще справился, организовав производство работ в соответствии с самыми современными требованиями. Штейнгелю была объявлена благодарность министра, Сергей Витте назвал его «железнодорожным королём».

С именем Рудольфа Штейнгеля связывают и появление во Владикавказе первого водопровода. До этого времени горожане использовали воду из Терека. Барон организовал строительство водопровода с чистой родниковой водой, который в 1903 году согласно договору концессии был передан в собственность города.

Будучи энергичным хозяйственником, Рудольф Васильевич основал в начале 1880-х годов на Кубани имение «Хуторок», расположенное недалеко от Армавира, на территории современного города Новокубанска, площадью почти 10 тысяч гектар, которая затем была значительно увеличена. На этой земле он начал заниматься скотоводством и сельским хозяйством, в частности разводить виноградники, в том числе делать опытные высадки новых для Кубани технических и столовых сортов. Вскоре после основания имения здесь было начато строительство подвала для хранения вин, а затем и большого винокуренного завода.

Это хозяйство и досталось в наследство одному из четырёх сыновей Рудольфа Васильевича – барону Владимиру Рудольфовичу. К этому моменту семья жила в Киеве, так как Штейнгель-старший получил подряд на строительство дороги от Лозовой до Севастополя. Поэтому молодой человек получил начальное образование в Киевской коллегии Павла Галагана, окончив которую, он поступил на физико-математический факультет Киевского университета Святого Владимира. Однако, не закончил его, так как занялся наследственным имением.

Владимир Рудольфович очень достойно продолжил дело отца и создал в «Хуторке» выдающееся и инновационное по тем временам сельскохозяйственное производство, сделав его высокодоходным и образцовым предприятием, которое прославилось на всю Россию и за её пределами.

Продукция имения, в том числе вина, сделанные на местном винокуренном заводе, получали высшие награды на многих российских и международных выставках. В 1900 году «Хуторок» участвовал во Всемирной Парижской выставке, получил множество медалей различного достоинства за представленные образцы сельскохозяйственной продукции, животноводства и коневодства, а за общее ведение хозяйства – Большую Золотую медаль выставки.

Каких только производств и мероприятий не было организовано в «Хуторке» в период его управления Владимиром Рудольфовичем! Было развито впечатляющее скотоводческое хозяйство: более 40 тысяч овец-мериносов, около тысячи голов крупного рогатого скота, 500 свиней и т.д. В конюшне разводились скакуны благородных пород, которые пользовались спросом у коннозаводчиков. Крупное винодельческое предприятие включало в себя винокуренный и ректификационный заводы. Также в имении функционировали пасека, кирпичный завод, пекарня, хлебный элеватор и мельница, маслобойный завод, галетная фабрика, механические мастерские и паровые водокачки, бондарня, птицеферма. Обороты «Хуторка» достигали 3 миллионов рублей в год.

Барон был сторонником научно-образовательного подхода во всех начинаниях. Поэтому в имении была построена собственная метеорологическая станция, позволявшая отслеживать погоду и планировать сельскохозяйственные работы. Также были возведены собственные школа и больница. Бережно содержались оранжерея и прекрасный сад.

Восхищает организация рабочих процессов в имении. Все его отделения были связаны с центральной усадьбой шоссейными и грунтовыми дорогами, телефонной связью. Ещё отец Владимира проложил к имению ветку железной дороги, по которой продукция «Хуторка» отправлялась до станции Кубанской и далее по стране. В комплексе имелось редкое в те времена электричество, а также водопровод и канализация.

Непрерывное функционирование хозяйства обеспечивалось путём найма сотен рабочих, использования большого количества тяглового скота и техники. Владимир Рудольфович горячо приветствовал новые технологии, поэтому в «Хуторке» применялось множество самых современных на тот момент машин и оборудования.

В имени выращивалось немало разнообразной сельскохозяйственной продукции, в том числе такие ценные культуры, как пшеница, ячмень, кукуруза. Успешно возделывалась новая для Кубани сахарная свекла.

Ну а отдельного внимания заслуживает организация винодельческого хозяйства.

Лозы для виноградников Штейнгель получал из Крыма, Абрау, Кизляра и Закавказья, от брата Максима из имения «Туишхо» под Туапсе. По состоянию на 1900 год виноградники «Хуторка» занимали почти 9 гектар. Здесь выращивались сорта рислинг, сотерн, пино блан, токай, педро хименес, траминер, каберне, саперави, гамэ, пино фран, аликанте, алеатико и многие другие.

Подвалы (три подземных этажа), винодельня и бродильное отделение представляли собой единый комплекс по производству и хранению вина, объединенный сетью вентиляционных труб, а также системой отопления, которые обеспечивали необходимые температуру, влажность и состав воздуха. Кроме того, в подвалах имелись водопровод и канализация, это позволяло соблюдать идеальную чистоту винодельческой посуды, изготовленной из местного кавказского дуба, которая в дополнение к промыванию водой обрабатывалась паром под давлением с добавлением соды.

Этажи подвала сообщались между собой лестницами и люками, а бочки перемещались вверх и вниз с помощью системы блоков и лебедок.

Процесс брожения вин также был выстроен максимально технологично. В помещениях, предназначенных для отдельных этапов брожения, поддерживалась особая температура, тщательное внимание уделялось выбору оптимального срока выдержки различных вин.

Винодельческий комплекс, как и остальное хозяйство, был оборудован по последнему слову техники: использовались дробилки системы «Дебонне» производительностью 4 000 ведер вина в день каждая, прессы, дубовые бродильные чаны, фильтры ведущих западноевропейских производителей и пр. Также здесь имелись опытная лаборатория и библиотека.

Вина «Хуторка» разливались в бутылки с фамильным гербом баронов Штейнгелей, которые изготавливались на заказ в Москве. «Грубые» вина, как правило, не бутилировались, транспортировались в дубовых бочках и продавались на розлив.

Винные склады и магазины Штейнгелей работали в Армавире, Екатеринодаре (будущем Краснодаре), Ставрополе, Ростове-на-Дону, Москве, Риге, Киеве и Санкт-Петербурге. Вина награждались золотыми медалями на выставках в Брюсселе, Антверпене, Париже.

Владимир Рудольфович успевал вести и активную общественную жизнь на Кубани. Он являлся почетным попечителем Армавирской мужской гимназии, почетным мировым судьей Армавирского судебно-мирового округа, членом Армавирского общества попечения о детях. Барон был активным инициатором различных благотворительных акций.

С 1905 года на Кубани начались массовые забастовки и политические демонстрации рабочих. В имении Хуторок неоднократно возникали беспорядки и столкновения, жить здесь стало фактически небезопасно. Поэтому барон Штейнгель в 1908 году перебрался в Сибирь, где под Омском образовал новое хозяйство, используя свой кубанский опыт земледелия и скотоводства и привезя сюда породы скота и сорта растений из европейской России.

Однако, к началу Первой Мировой войны Владимир Рудольфович вернулся на Кубань. Благодаря своей предприимчивости он наладил в своём имении новый вид производства: галетную фабрику для снабжения армии. В мае 1916 года он заключил сделку с военным интендантством о поставке 300 тысяч пудов галет на сумму 1 млн. 200 тысяч рублей. Даже в скудное военное время его хозяйство продолжало процветать.

После прихода к власти большевиков барон был арестован, но по ходатайству его работников Владимира Рудольфовича освободили. Штейнгелю удалось эмигрировать в Париж, где он некоторое работал швейцаром.

Кубанское имение было преобразовано в совхоз «Хуторок». В декрете 2-го съезда Советов в Екатеринодаре есть следующее заключение: «Считаясь с фактом, что хозяйство «Хуторок» вмещает в себя винокуренный и маслобойные заводы, галетную фабрику, механические мастерские, виноделие, садоводство, виноградники, лесничество, вальцовую мельницу, крупорушку, скотоводство, коннозаводство, овцеводство и пчеловодство на сравнительно высоком культурном уровне и главное – культурное сельское хозяйство, что безусловно достигнуто большими усилиями, применением более усовершенствованных машин и орудий и правильной постановкой ведения хозяйства специалистами, съезд полагает, что названное хозяйство в своем целом, неразделенном виде приносит гораздо больше пользы всему народу Кубанской Республики…».

Такая высокая оценка достигнутых результатов новой властью говорит сама за себя.

Стоит отметить, что ещё один представитель рода Штейнгелей – брат Рудольфа Васильевича, Максим – также оставил след в истории российского виноделия. В 1870-х годах он приобрел землю в Черноморской губернии под Туапсе, где основал винодельческое хозяйство «Туишхо» на площади около 7 гектар. Среди сортов, выращиваемых в его виноградниках, источниками упоминаются рислинг, сотерн, пино блан, бургундский, а также шасла, мускаты и пр. Позднее Максим Васильевич расширил площадь виноградных садов до 12 с лишним гектар, кроме того, большую территорию занимали и фруктовые сады, в имении имелись пасека и консервная фабрика. В киевских газетах конца XIX века встречались такие объявления: «Виноградные вина барона М. Штейнгеля из садов имения Туихшо в Черноморской губернии. Винный погреб в Киеве, на Большой Подвальной, 3. Большой запас старых выдержанных вин…».

Благодаря таким замечательным, трудолюбивым, предприимчивым энтузиастам, энергично и с умом принимавшимся за любые начинания, российское виноделие на рубеже XIX-XX веков было на пике своего процветания, а его результаты пользовались заслуженной популярностью среди ценителей вина не только в России, но и по всей Европе.

Made on
Tilda